Бизнес-вестник ГВИДОН

Учёный рассказал, чем грозит строительство морского терминала в Приморье

Учёный рассказал, чем грозит строительство морского терминала в Приморье

Спорную ситуацию, связанную со строительством нового «Морского терминала для перевалки сжиженных углеводородных газов (СУГ)» рядом с бухтой Перевозная в Хасанском районе Приморья компанией ООО «Восток ЛПГ», прокомментировал корреспонденту gvidon-sk.ru главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН, доктор биологических наук, профессор двух университетов: ДВФУ, кафедры биоразнообразия и морских биоресурсов, и Дальрыбвтуза, кафедры водных биоресурсов и аквакультуры Владимир Раков. Приморцы и экологи опасаются, что новое предприятие окажет негативное влияние на экологию и здоровье человека.

«Несомненно, запланированное строительство и эксплуатация объекта по хранению, перегрузке и транспортировке продуктов переработки природного газа вблизи города Владивостока и на его прибрежной морской акватории, а также на особо охраняемой природной территории (ООПТ), представляет большую опасность, как для окружающей среды, так и для здоровья и жизни людей. Для таких опасных объектов в Федеральном Законе «Об охране окружающей среды» даже выделена особая статья 46 – «Требования в области охраны окружающей среды при размещении, проектировании, строительстве... объектов переработки, транспортировки, хранения и реализации нефти, газа и продуктов их переработки». Существуют и другие законы («О шельфе», «Об особо охраняемых природных территориях», «О животном мире», «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» и другие), которые затрагивают этот проект, и которые должны быть учтены в основном документе – ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду).

К сожалению, именно этот документ (ОВОС) проекта вызывает многочисленные и серьёзные вопросы, которые проектировщиками обычно или игнорируются, или приводятся весьма поверхностные, не имеющие научной базы, ошибочные ответы. Например, в ОВОС часто утверждают, что на территории или акватории отсутствуют виды растений и животных, занесённые в Красные книги, а также места их обитания и пути миграции, хотя хорошо известно, что они там есть. И таких примеров игнорирования природоохранного законодательства в проектных документах очень много.

Однако, вместо того, чтобы сделать проектную документацию в соответствии с требованиями федеральных законов, заказчики объекта строительства и проектировщики делают всё, чтобы «протащить» опасный проект. Для этого, например, обязательные общественные слушания часто проводятся не там, где может пострадать большое количество людей. И не там, где есть специалисты-эксперты, учёные, хорошо знакомые с местными условиями (во Владивостоке), а по ближайшему месту – в небольшом посёлке или деревеньке, где предварительно людей «обработали» (успокоили, наобещали, подговорили...), при малом стечении народа – часто 10-15 человек, из которых несколько местных жителей, а остальные – заказчики и исполнители намечаемой стройки. Чтобы как можно меньше людей пришло на подобные «слушания», объявления об их проведении размещают в малотиражной, районной газете, мелким шрифтом на газетной площади в несколько квадратных сантиметров. Доступ к документам, размещённым до начала слушаний, часто ограничен, например, часами работы сельской библиотеки, и так далее. И, наконец, нередко бывают случаи фальсификации подписей пришедших на слушания, вводятся ограничения для желающих принять в них участия... Короче говоря, редко когда общественные слушания проходят нормально. Вот и запланированные слушания по рассматриваемому опасному объекту будут проводиться в маленьком посёлке Приморском, несмотря на то, что в нескольких километров от него находится крупный посёлок Барабаш, а на против, с другой стороны Амурского залива – город Владивосток.

После подобных «слушаний» с заранее подготовленным проектом положительного решения, все документы направляются в Москву, где аналогичных образом будет проведена государственная экологическая экспертиза (ГЭЭ), также с известным (разумеется, «положительным») заключением. Вот и всё – далее стройке будет дан «зелёный свет».

Конечно, такой опасный спроектированный объект не останется незамеченным – будут и собрания, пикеты и митинги, заявления в природоохранную прокуратуру... Вот только остановить такой одобренный беспредел стройки будет уже сложно.

По существующим правилам любой опасный проект должен иметь несколько альтернативных вариантов размещения, включая так называемый «нулевой вариант» – отказ от строительства. В них также рассматриваются вопросы экологической безопасности, наряду с экономикой от намечающейся стройки. Однако в последнее время альтернативные варианты не только не предоставляют на экспертизу, но даже и не рассматривают, заявляя где-нибудь в пояснительной записке, типа – «для нас другой альтернативы нет», «только здесь, и нигде больше». Иногда предоставляют на слушаниях так называемую «куклу» – заведомо непроходной вариант. К примеру, размещение газгольдера и терминалов где-нибудь в Золотом Роге. Вот и всё!

Основная опасность заключается не только в том, что сжиженные продукты от переработки природного газа сами по себе очень опасны. При взрыве больших его объёмов, взрывная волна будет распространяться на десятки километров, и в радиусе до десяти километров от места взрыва газгольдера будут не только разбитые оконные стёкла, но и разрушенные здания. Такой взрыв по мощности часто сравнивают со взрывом атомной бомбы. При этом может взлететь на воздух не только хранилище в районе его расположения, но и ёмкости судна-газовоза, которое будет находиться в непосредственной близости от Владивостока, по крайней мере, возле южных его островов, где это судно будет проходить проливы.

Опасность также в том, что при строительстве морского терминала в Амурском заливе будут выведены из строя большие акватории, относимые к высшей рыбохозяйственной категории, на которой находятся промысловые скопления рыб, ценных видов водорослей (анфельция), двустворчатых моллюсков (гребешок, спизула, анадара и другие), трепанга, ракообразных (крабы, креветки и другие). Также это места миграций и естественных нерестилищ рыб: кета, горбуша, сельдь, навага и другие в прибрежной зоне и в реках. Очевидно, в случае строительства газохранилища и терминала придётся закрыть Барабашевский лососевый рыборазводный завод, «поставить крест» на проектах строительства агарового завода в бухте Перевозной, базирующего на местном сырье.

Другая опасность намеченного строительства заключается в разрушении существующей на юге Приморья давно сложившейся системы ООПТ. Как известно, газгольдеры на побережье Хасанского района собираются построить возле посёлка Приморский, в охранной зоне старейшего в стране (ему уже более ста лет) государственного природного заповедника «Кедровая Падь», сразу же за границей самого заповедника. Это единственный в мире заповедник, в котором сохранился, а теперь размножается дальневосточный леопард. Здесь также обитают десятки редчайших видов других животных, занесённых не только в Красные книги края и страны, но и в Международную Красную книгу МСОП. Строительство и эксплуатация намечаемого объекта, несомненно, нанесёт по ним смертельный удар. Ну как будут, например, выводить своё потомство редкие и пугливые птицы и звери, если у них «под боком», шум и гам, неприятные запахи? Вымрут окончательно?

Далее по охранной зоне заповедника, а также в целом по территории национального парка «Земля леопарда» к берегу моря пройдёт другой опасный объект – газопровод. Да и в целом, железная дорога, по которой планируется возить опасные грузы в огромных количествах, проходит по территории этого парка или в его охранной зоне. Сам опасный объект должен иметь огромную, не менее километра, санитарно-защитную зону. Вот и начнутся бесконечные споры и раздоры по поводу «перекройки» границ. И всё потому, что проект размещения не учитывает и нарушает природоохранное законодательство.

Аналогичная ситуация складывается и на морской акватории, где находится другой ООПТ – памятник природы «Прибрежная часть Амурского залива», созданный ещё в 1974 году. В случае строительства морского терминала, на этой акватории «не поздоровится» теперь уже всем морским обитателям, среди которых до сотни видов, занесённых в Красные книги, поскольку являются не только редкими, но и находящимися под угрозой исчезновения. Будут уничтожены не столько сами животные, сколько места их обитания, так как планируются дноуглубительные работы, обычно связанные с многокилометровыми шлейфами мутной воды, шумом при вбивании свай или шпунтов под причалы...

Да и размещение в этом месте сооружений морского терминала, выдвинутые к середине залива примерно на километр, будут представлять большую опасность, особенно в зимний период. Как известно, северная часть Амурского залива представляет собой своеобразный «генератор» льда, который там формируется. Затем, при сильных северных ветрах, ломается и выносится в открытое море, создавая в узком месте, как раз в районе бухты Перевозной, заторы, и льдины под большим давлением выталкиваются на берег, образуя так называемые «стамухи» высотой в несколько метров. Такую огромную нагрузку сооружения терминала просто могут не выдержать. А сами дноуглубительные работы, связанные с формирование морской свалки для грунта (в проекте она, скорее всего, вообще никак не рассматривается, не спроектирована и не согласована), а также сооружения терминала, повлияют не в лучшую сторону на изменение гидрологического и гидрохимического режима Амурского залива. В этом районе изменится схема течений, размыва и намыва грунтов у береговой черты (пляжей), может к самому берегу подступить граница так называемой «зоны аноксии» (полного отсутствия кислорода), появившейся около 15 лет назад. Ничего этого в проектных документах нет и не рассматривается.

Дело в том, под любой проект строительства, тем более такой опасный как этот, необходимо проводить детальные инженерно-экологические изыскания с привлечением специалистов разных научных институтов. Насколько мне известно, такие изыскания в этом районе не проводились, или сделаны формально – отобрали минимальное количество проб воды и грунта – вот и всё. Данные о морской биоте, гидрологии и гидрохимии, гидрометеорологии и так далее, скорее всего, «взяты из интернета», из устаревших справочников.

Ранее мне часто приходилось сталкиваться с подобными казусами при рассмотрении проектов мостов, угольных терминалов и других объектов, которые проектировались не во Владивостоке, а где-нибудь в Москве, Санкт-Петербурге, Кемерове. Эти горе-проектировщики путали, например, Амурский залив с Амурским лиманом, Уссурийский залив с Татарским проливом. Соответственно, в проектах подсовывали такую информацию, от которой, как говорится, «волосы на голове дыбом становятся».

И, конечно же, подобные проекты получают положительно заключение государственной экологической экспертизы, проводящейся в Москве, где в комиссию подобраны такие специалисты, которые и на Дальнем Востоке никогда не были, или посещали наш край в виде «гастролёров».

Вот такая «реникса» получается и с этим проектом».

Накануне экологи и учёные Приморского края написали открытое письмо-предостережение главе Хасанского муниципального района Ивану Степанову с предупреждением о том, что он может нарушить российское законодательство. В настоящее время ведётся сбор подписей. Приморские учёные-экологи опасаются за уникальную природу Приморья и боятся повторения угольной истории с «Морским терминалом по перевалке сжиженных углеводородных газов» рядом с бухтой Перевозная. Такие опасения высказали специалисты в обращении к жителям края, которое они рассылают в мессенджерах. Учёные призывают приморцев принять участие в слушаниях.

Напомним, экологические проблемы наполняют Приморский край. Одна из самых острых - угольная пыль. Так, в конце марта ООО «Порт Ливадия» под Находкой приостановил свою деятельность по решению суда на две недели из-за превышения допустимой концентрации пыли с содержанием диоксида кремни. В то же время сотрудники Примпогоды рассказали, что в Приморье по всем показателям предельной допустимой концентрации вредных веществ в воздухе нет, но дышать всё же трудно. Периодически администрация Находки публикует данные мониторига норм запылённости воздуха в морском торговом порту. Показания датчиков не фиксируют превышение норм, однако практика показывает другое. А в середине апреля жительница Находки обнаружила море, покрытое чёрной угольной плёнкой. После публикации фото и видео, Тихоокеанское морское управление Росприроднадзора занялось поиском виновных. Жители Находки поделились мыслями о превращении Японского моря в «чёрное».

От угля страдают и люди, и животные, и природа. В конце марта в Приморье в реабилитационный центр морских млекопитающих «Тюлень» привезли маленького тюленя. Его доставили из Находкинского торгового порта. Тюлененок, который в природе должен иметь белоснежный мех, весь был покрыт угольной пылью.

Приморский край вошел в двадцатку самых грязных регионов России, заняв 69-е место в Национальном экологическом рейтинге, по версии общественной организации «Зелёный патруль». Подчеркнём, что край оказался на новой позиции за десять лет, в 2008 году Приморье занимало 16-ю строчку рейтинга. Также регулярно можно наблюдать, как специалисты находят несанкционированные свалки бытовых отходов. Подчеркнём, это отнюдь не единичный случай. Те, кто должен это контролировать, не справляются с ситуацией, поэтому жители региона берут это дело в свои руки.

Отдельного внимания заслуживает проблема использованных автомобильных покрышек, в которых «утопает» Владивосток и весь Приморский край.

Стоит добавить и то, что это не единственная экологическая проблема в крае. Приморцы создали в Сети петицию в адрес Правительства РФ о приостановке вступления в силу закона об уменьшении нерестоохранных зон. Граждане выражают свой протест против надвигающейся экологической катастрофы, которая, по оценке экспертов, неизбежна после вступления в силу поправок в Лесной Кодекс РФ с 1 июля 2019 года (Федеральный закон № 140177-7).

Источник

Читайте также
Редакция: info@gvidon-sk.ru | Карта сайта: XML | HTML